21.09.2020
| Иван Перфораторов, Возраст: 23

Рисковая игра ч3: Школьные годы чудесные

2005-2011г. (8-14 лет)

Родители разменяли двухкомнатную квартиру. Мы с матерью переехали в дом, который строили пленные немцы во время войны. На потолке росли грибы, из стен торчала арматура, колоритные соседи, вообще не было горячей воды, мылись мы в тазике на кухне. Но для меня это были лакшери условия, потому что луж крови больше не было, хотя мать по старой привычке периодически пиздилась с соседями-алкашами.

Мать каким-то образом взяли на работу сторожем в детский сад, хотя по закону с судимостью нельзя. Параллельно она работала уборщицей в нескольких местах. Работала много и времени задрачивать меня особо не было, но, когда было, она не упускала шанса. Когда ей нужно было помочь по дому и она звала меня, я, тут же срываясь с места, за долю секунды оказывался в нужной точке делая то, о чем меня просили.  Но угодить было невозможно, все равно крыла меня последними словами за то, что я слишком медленный. Но в целом, я был полностью предоставлен сам себе. Пару раз мне доводилось ночевать на теплотрассе из-за ее дебошей.

Постепенно худо-бедно я социализировался. Стал выбираться на улицу, повесил возле своего дома тарзанку, где и стала аккумулироваться местная ребятня. Появлялись друзья.

С отцом общался раз в несколько лет.

Мать периодически уходила в запои, но иногда могла не пить по полгода. Иногда приходилось искать ее по подворотням, или в кустах и вести домой. За все время у нее была пара хахалей, но либо не выдерживали ее, либо оказывались альфонсами-уголовниками.

Изредка мать таскала меня в православную церковь, и сама читала мне проповеди о бесах, грехах и т.д. За неимением другой модели, верил в эту. Для меня никогда не стоял вопрос существования Бога. Всегда ощущал раз что-то происходит, то это зачем-то нужно. Не смотря на все непотребство, которое творилось вокруг меня, я был смиренен перед системой. Старался не злиться ни на мать, ни на прочих обидчиков, ни на обстоятельства. Всегда ощущал, что все можно решить, пока не знаю как и когда, но можно.

2-3 раза в год мать таскала меня в деревню в гости к родственникам (бабушка, дедушка, тетя, 2 двоюродные сестры и еще несколько человек), или их к нам на мой день рождения. Мне тогда хотелось провалиться под землю и исчезнуть. Родственники видели, что я зашуганный, но предпочитали этот вопрос не поднимать и не доставали меня лишний раз попытками заговорить со мной. Наверно, оно и к лучшему.

Так же мать постоянно таскала меня по больницам, пытаясь убедить меня и врачей в том, что я дохляк и у меня куча болезней. Врачи просто фейспалмили видя этот маразм. На удивление, в действительности проблем непосредственно с физическим здоровьем у меня почти нет.

Класса с 4-го меня стали чморить в школе, и носить пятерки из-за этого больше не представлялось возможным. Учителя в основном были слабохарактерными, порядок навести не могли. С 7-го класса стали чморить по жесткому. Били, унижали, плевали в меня, отбирали что либо. Постоянно забивали стрелы, где мне просто прыгали по голове несколько человек.

Однажды мы с корешем забрались, как мы думали, в заброшенный гараж, где лежало лобовое стекло от машины, и мы решили, что хорошей идеей будет разбить его об стену. Оказалось, лобовуха принадлежала главарю местной ячейки гопников. Он узнал, что это моих рук дело. Мы с ним тусовались, когда были пиздюками, но после этого я естественно попал его банде отморозков в немилость. Так что по району последующие годы я перемещался по стелсу, но периодически они меня настигали.

В какой-то момент я стал чморить тех, кто был еще слабее меня, дабы самоутвердиться за их счет, хотя до этого момента с некоторыми мы были друзьями.

🎵 Появился компьютер, и я все меньше выходил из дома. В 13-14 лет начал дрочить, но всегда нутром понимал, что это неправильно. Старался сводить все к минимуму. Когда появился интернет, начал пытаться понять что я за крендель и что со мной происходит. Изучал психологию, докопался до такого явления как социофобия. Приходило понимание что со мной и почему, но что с этим делать не знал.

2012г. (15 лет)

Социофобия прогрессировала, и я уже с большим трудом мог выйти на улицу. Делал это примерно раз в месяц, помимо походов в школу.

🎵 Моя жизнь превратилась в пусть и беззаботный, но день сурка. Я просыпался с тошнотой и шел в школу надеясь, что на меня не обратят внимания и не будут чморить. Приходил домой, передергивал затвор и задротил в онлайн-игры до ночи. На следующий день все повторялось. Не осталось ни одного друга. На следующий год нужно было сдавать ЕГЭ, а я ничего не знал и не учил, мне было совершенно наплевать на свою жизнь, куда поступать после школы и т.д. Я не думал ни о чем.

В какой-то момент я подошел к зеркалу и увидел там овоща с растрепанными грязными волосами и капающей изо рта слюной.

Были периоды, когда я не произносил ни одного слова целую неделю. Ни в школе, ни дома при матери. У меня сильно ухудшилась речь и способность формулировать мысли, хоть она и раньше была так себе. Почти в каждом предложении я путал порядок слов и буквы в словах. Нес полнейшую бессвязную ахинею. Стал картавить, хотя раньше этого не было. Как только я пытался прочесть какой-либо текст, на половине листа у меня тут же расфокусировалось зрение и закипал мозг.

С этого момента я восстал с компьютера. Решил, что так продолжать нельзя и начал пытаться хоть что-то изменить.

Минимизировал игры и онанизм, взялся за подготовку к ЕГЭ, копал информацию о социофобии, думал о том какой я уебан и нашел почти всех, кого я когда-либо чморил самоутверждаясь, и извинился. По сей день они мои хорошие товарищи.

Наш дом один из немногих что попал в программу расселения ветхого жилья, и уже через год мы с матерью должны были переехать в новостройку, в собственную квартиру. По закону нам полагалась двушка, но получили только однушку из-за того, что мамка тогда бухала и не собрала вовремя документы. Из-за этого она была зла, я в свою очередь радовался, что нам дали хоть что-то.

🎵 Летом меня положили в больницу то ли на месяц, то ли два. Обследование для предстоящего военкомата, так как у меня аллергия и астма. Я заметил, что стал чувствовать себя гораздо спокойнее и общительнее. Социофобия слабла. К концу месяца, кажется, я чувствовал себя почти как нормальный человек. Как будто на курорте отдохнул. Все дивились, чего мне тут так нравится, ведь все остальные умирают со скуки. Когда я вернулся домой к матери, все стремительно вернулось к тому, что было. Тогда я не понимал с чем все это связано. А основной причиной социофобии считал травмы из раннего детства и школьную травлю. Сегодня мне кажется, если бы все ограничилось лишь этим, то я был бы обычным парнем с обычными среднестатистическими комплексами. На тот момент я недооценивал вклада матери во все это.

2013г. (16 лет)

В январе мы переехали в новую квартиру, теперь у меня была горячая вода и не было грибов на потолке. С отцом я больше не виделся, и куда мы переехали он не знал.

Очень переживал из-за ЕГЭ и того, что надо куда-то поступать. У меня начались нервные тики. Непроизвольно дергался глаз и некоторые мышцы. Но каким-то образом я относительно неплохо закончил школу.

Нужно было куда-то поступать, но я понятия не имел что для этого нужно делать, куда идти и с кем говорить. Я почти всю жизнь просидел в своей комнате и не знал о мире за ее пределами почти ничего.

Мне было стремно от того, что я ходил поступать с мамой и она за меня все решала. Она отдала меня в колледж на инженера-технолога. Завод, станки, чертежи и все такое. Профессия неплохая, но мне было все равно.

Летом я взялся за изучение окружающего мира. Я не знал что такое хорошо и что такое плохо. Не знал как взаимодействовать с людьми. Как решать проблемы. Мне нужно было хоть на что-то опираться, меня не научили ничему. Читал всевозможные статьи, философию, психологию, библию. Усваивалось так себе, учитывая очень малую вычислительную мощность моего мозга, но это давало хоть что-то.

🎵 Я поступил. Начался учебный год в новом коллективе. Где я сразу занял в иерархии место зашкварчика. Меня никто больше особо не чморил, но иногда пытались спихнуть на меня дежурство/уборку кабинета, я как терпила делал. Общался почти со всеми по чуть-чуть, но в основном с такими же зашкварчиками. Хотя, когда общался один на один с ребятами рангом выше, они поначалу звали меня куда-либо на совместные движухи, но я отказывался. Оценки получал нормальные, хоть и не понимал ровным счетом ничего из-за сильной тревоги в течении всего учебного дня. Мне было очень паршиво ездить на автобусе, глаза в пол, все сжималось, начиналась тошнота, болела голова, и на учебу я приезжал уже очень уставшим и замученным.

Все больше подергивал пиструн. Нарастали проблемы со сном.

В нашей группе были два чела, которые являлись «лучшими друзьями» еще со школы и вместе поступили. Жиробас — со стержнем, не дает себя в обиду. Очкарик-качек — безвольный тюфяк, постоянно подъебываемый и ведомый жиробасом. Чистокровная баба в мужском обличии. С первым я общался редко, а со вторым постепенно больше и больше. Очкарика-качка будем называть — Серега.

Со мной как-то связался один бывший одноклассник – Денис. Попросил 400р взаймы для подарка на д.р. девушки. Встретились, пообщались кто куда поступил и т.д., отдал деньги. Мы сидели с ним за одной партой почти все школьные годы. Не сказать, что мы были друзьями, гуляли пару раз. Сам он не был из аутсайдеров, но меня не чморил, хотя его на это подначивали. Тогда для нас это были серьезные деньги. Какой-то подставы с его стороны я не ждал, но в голове держал что это все равно может произойти и давал деньги понимая, что они могут не вернуться. В итоге он меня кинул и добавил в ч.с. спустя время. Тогда я понял, что деньги стоит занимать только если ты готов их потерять, как бы ты не был уверен в человеке.

Все описанные персонажи позже будут участвовать в истории.

Ссылки на предыдущие эпизоды:

ч1: Важное предисловие

ч2: Мама, папа, я – веселая семья